Моя история нетипичная. Сразу скажу, что пишу не об опыте матери-одиночки в Нью-Йорке в целом (а он включает Брoнкс, Бруклин, Квинс), я пишу о конкретном опыте жизни в Манхэттене, в самой дорогой и престижной его части — район Верхний Ист-Сайд (UES). Он начинается с 57-й улицы и заканчивается 96-й. Дальше начинается Испанский Гарлем — контраст очевиден и разница в отношении, стандарте и раскладе вещей, по отношению к другим частям города, феноменальная.

В моих блоках живут Мадонна, Абрамович, богатые евреи, правительственные люди, ООН и так далее. При этом, как и везде в Америке, на первый взгляд никакая особая “элитность” не чувствуется. Запретов куда-то зайти или пройти никаких нет. Если у вас есть деньги, вы спокойно можете зайти в любой ресторан. Охраны здесь ни у кого нет (если только внутри особняков, но я никогда не видела). Жена Абрамовича, без всякой охраны, ходит в тот же спорт зал и спа, куда хожу и я. Женщины здесь в основном разгуливают в спортивной форме — так как огромную часть жизни богатых американок занимает спорт и йога. Конечно, шлепки на них будут от Джимми Чу, на руке 5 каратов, а с руки будет свисать Гермес, Гуччи или Шанель, но пойти на ланч с подругой или в магазин в штанах для йоги — обычное дело.

Хочу заметить, что никакого высокомерия или понтов вы не увидите. Улыбка, отполированный ухоженный вид и доброжелательное поведение — здесь это норма.
Вообщем UES — это самые спокойные и безопасные блоки в городе, где живут те самые «2%» обеспеченного населения, но есть и люди среднего класса и… довольно много русских!

До этого я была моделью/певицей/актрисой. Жила беззаботно, мне везло на состоятельных ухажеров — так что могла себе позволить выбирать где жить и с кем дружить. Но потом я влюбилась… в красивого, высокого парня, который тоже был моделью/актером. Он много снимался в кино (в эпизодах), зарабатывал — ему хватало.
Он очень хотел ребёнка, мы поженились, но … жизнь непростая вещь!

Почти сразу как только мы узнали о моей беременности, Профсоюз актеров объявил забастовку и мой муж остался без работы. Я взяла на себя миссию добытчика. Устроилась на работу в “Сакс 5 авеню”, научилась косметологии, зарабатывала во фрилэнсе. Иногда приходилось пахать по 50 часов в неделю. Я прекрасно себя чувствовала и была счастлива, что скоро буду мамой, что мой ребёнок родится в Нью-Йорке, и что он не будет иммигрантом. Потому что я все сделаю, чтобы дать ему нормальную американскую жизнь, без лимитов и эмигрантских комплексов.

Мой муж сидел дома, катался на велике, встречался с друзьями… Мой живот становился все больше и работать становилось всё труднее, но моего мужа это не смущало. К 8 месяцам беременности он просто собрался и ушёл. Я никогда не забуду стук захлопнувшейся за его спиной двери…

Надо быть очень-очень сильной и организованной, чтобы пережить такие обстоятельства одной. Здесь некому пожаловаться — ваше нытьё никто слушать не будет. Если вы депрессируете, вас будут еще больше пинать, притеснять, “выжимать” с работы, пользуясь вашей сложной ситуацией… И особенно женщины. И особенно русские.

Мне навязывали идею переезда в Бруклин или Квинс, мотивируя это финансовыми причинами. Но при детальном рассмотрении, в моем случае, цифры выходили одни и те же, плюс затраты на дорогу и лимитированная жизнь. Но моих русских «подруг» бесило, что я живу в Манхэттене и не колочусь в поезде час пока не доберусь до дома! Вот такая глупая я. А я посто осуществляла свою мечту — чтобы мой ребёнок рос без всяких лимитов.

Роды здесь вам обойдутся от $5.000 и выше. Если вы малоимущие, возможно, их покроет страховка, но рожать придётся в более скромном учреждении. В основном в таких клиниках работают практикующиеся студенты по окончанию медицинских вузов. Если вы — мать-одиночка, то сможете получить талоны на молочную смесь. Также, государство обеспечит ребёнку бесплатное медицинское обслуживание.

На счёт страховки — все зависит от того сколько вы зарабатываете. Если вы зарабатываете хоть какие-то деньги — ни бесплатную страховку, ни талоны на еду, ни материальную помощь вам не дадут. Быстрее дадут наркоманке, больной СПИДом или инвалиду, но вам — здоровой белой женщине, растящей здорового ребенка, живущей в Манхэттене, скорее всего, ничего не дадут.

Завести ребёнка связано с нереальными затратами. Если у вас нет семьи, то об этом надо просто забыть. В Манхэттене нет никакой общины, которая поддержит вас, как это происходит в Бруклине или Квинсе, где русские помогают русским, бухарские бухарским, евреи евреям и так далее. Знайте, что на UES вы будете жить сами по себе, не зная соседей, и, если нет родственников, которые будут помогать с ребёнком — расчитывать будет не на кого. Моей матери отказали в визе 4 раза. Всё, что оставалось — это нянька.

Нянька, как сами понимаете, стоит денег. Каких денег? — Больших! Если кто-то идёт на работу на UES, особенно русские няни, то запросы просто космические.

После многочисленных интервью я пришла к выводу что: чёрные няни любят “качать права”, постоянно просят прибавку к зарплате и беззастенчиво врут. Вместо того чтобы соблюдать режим и гулять с ребёнком, они таскаются с коляской по магазинам и гостям! Испанки воруют, опаздывают и могут “подставить” просто не появившись в назначенное время, без всякого предупреждения. Поверьте мне, я говорю только о том, что типично.

После бесплатных объявлений в русских газетах, я нашла надежную русскую женщину, лет 52-х, которая поселилась у меня на 2 года и растила моего малыша за минимальную по тем временам плату $250 в неделю. Если она работала больше, я платила сверхурочные.

На сегодняшний день няня с проживанием стоит не меньше $2.000 в месяц, приходящая $20 в час, а за выходные просят $300. Я советую брать русских — если вы из России, то дети научатся русскому и вам будет спокойней.

Не забудьте о том, что по американскому законодательству вы до 14 лет не можете оставлять ребёнка без присмотра. Если что-то случится и выяснится, что ребенок был один, его могут сразу забрать на 6 месяцев в специальный приют, до полного выяснения обстоятельств. С 10 лет ребёнок может сам ходить в школу.

Публичная школа на UES — это космос в сравнении с публичной школой Бруклина, Квинса или даже Нижнего Манхэттена. Школы чистые, прекрасно оснащенные, здесь много работников — потому что многие из школ получают постоянные дотации от родителей. Достаточно много богатых американцев предпочитают публичные школы частным на UES, особенно начальные школы. Матери обязаны принимать участие в жизни школы: либо делая “котюнтрибуции”, либо какую-то волонтерскую работу.

Дурости в американской образовательной системе много. С этим согласны все, американцы тоже. Для начальных и средних школ существуют зоны и они довольно сложные. Например, одна сторона улицы с чётными номерами домов может входить в зону предпочтительной школы, а другая сторона той же улицы — нет. Я знаю семьи, которые переезжали по другому адресу специально чтобы попасть в определенную школу. На UES школа может отбирать учеников по предварительному интервью или по оценкам. Есть несколько публичных школ в которые довольно большой конкурс, и даже если вы приходите по адресу, то это вовсе не означает, что вы туда попадёте.

После школы многих детей до 14 лет забирают няни. Хотя с 10 лет ребёнок может сам уходить в/приходить из школы — на то вы подпишите специальное разрешение. По закону, в 2:30-3 часа дня кто-то должен стоять возле школы, ожидая ребёнка. Продлёнка есть, но обычно она не включает занятия спортом или музыку. Дети просто сидят под присмотром и делают уроки. Все занятия после школы — это ваше персональное дело.

Активность после школы стоит довольно дорого. «Центров» для детского спорта практически нет. В основном это частные учреждения или просто уроки. Один урок музыки стоит около $50, плюс инструменты, ноты и так далее. Карате — $385, плюс $500 форма на сезон. Частные уроки плавания — $80 за урок и, конечно, надо чтобы кто-то ребёнка туда водил. В общем, хлопот много.

Но иметь ребёнка — это самое большое счастье в жизни. Его сравнить ни с чем нельзя. Мне повезло, что до рождения сына моя жизнь была довольно бурной и полной нереальных приключений и возможностей. Я много путешествовала, занималась чем хотела, и мне никогда не хотелось вернуться обратно в свою беззаботную богемную жизнь.

То, что я не уехала в Бруклин или Квинс — было самое верное решение — потому что в Манхэттене вы всегда находитесь в гуще событий и людей. И у вас нет ощущения, что жизнь проходит мимо. — У вас есть стимул тянуться за «успешными”, а главное — дать вашему ребёнку познать такой насыщенный мир, где никто не удивится тому, что вы приезжие или говорите с акцентом, где мой сын видел бедных, богатых, образованных и падших… — Всё это бесценный опыт на всю жизнь.

То, что, несмотря на все трудности, я смогла дать такую возможность своему сыну, я считаю своей величайшей заслугой. Как поётся в известной песне Синатры «Нью-Йорк — Нью-Йорк»: «Если справишься здесь — справишься где угодно, все зависит от тебя».

И. Лобазова

  • author's avatar

    By: И. Лобазова

    И. Лобазова — наш совсем новый автор — красивая женщина, успешная мама, более 20 лет проживающая в Нью-Йорке, в районе Верхний Ист-Сайд. Она делится своим опытом и рассказывает свою историю.

  • author's avatar

  • author's avatar

    See all this author’s posts

-- Делимся прочитанным --

3 thoughts on “Русская Мама в Манхэттене

  1. Искренность в статье вызывает доверие и …уважение.Мало искренних людей.Хочется пойти по следам такого человека- может и тебе повезет!

  2. на зарплату в «Сакс 5 авеню» ( это универмаг) снять дорогие апартаменты в Верхнем Ист сайде невозможно. Зарплаты в Сакс не очень большие.
    Девушка не все рассказывает. То она модель-актриса-певица, но приходится работать простым продавцом. А продавец, даже в Сакс — это всего лишь продавец. И на апартаменты в приличном доме этой зарплаты не хватит.
    девушке кто-то помогает.В этом нет ничего плохого, просто не надо вводить народ в заблуждение. и если уж обозначили свою историю как правдивую — надо писать правду.
    про жизнь в Верхнем Ист сайде лучше почитать книжки. «Primates of Park Avenue» Wednesday Martin. например.
    а статья НИ О ЧЕМ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × четыре =