brighton

Совсем немного стилизованная история, которую рассказал Сергей Довлатов в 1989 году. Из документального фильмa Валерия Письменного «Мой сосед, Сережа Довлатов» выпущенного в Нью-Йорке в 2001 году. И  так, история:

Из Европы приехал в Нью-Йорк искусствовед, фамилию которого я, по разным причинам, не буду называть. И оказался он в нашем обществе.  Мы предложили ему немножко выпить. Он сказал: “Ни в коем случае! Я слышал, что в Нью-Йорке очень опасно. И я бы не хотел быть в нетрезвом состоянии — это может как-то усугубить опасности, которые меня где-то могут подстерегать.” Тут мы на него все сразу набросились, сказали: “Да что ты, в Нью-Йорке никогда ничего не происходит! Это пропаганда! Это эффект свободы слова, в газетах без конца пишут, каждое преступление с утра до ночи обсуждается. Ничего этого нету! Я двадцать лет живу в Нью-Йорке, дочка ходит в два часа ночи…” И так далее. Короче, мы его убедили, что в Нью-Йорке никогда ничего не происходит. Он, с облегчением, выпил одну рюмку, другую и, несколько разгоряченный и порозовевший отправился на автобусный вокзал, Пэн Стэйшн. Сидел он на деревянной скамье, читал какую-то газету.

К нему обратился довольного интеллигентного, как он вспоминает, вида человек и сказал: “Что же мы так сидим, может нам зайти в бар?” Искусствовед, фамилию которого я не называю, сказал: “Да, конечно, давайте зайдем в бар.” Они вышли на улицу, этот интеллигентного вида человек остановил искусствоведа и сказал: “Так, спокойно, деньги, ни звука.” Обчистил его карманы, снял с него обручальное кольцо, пнул его ногой в зад. Искусствовед оказался на темной улице и поплелся обратно на автобусный вокзал. Кое-как, с трудом, нашел дорогу. Сел и тут к нему обращается такой тоже интеллигентного вида чернокожий и говорит: “Что такое? На вас лица нет.” Тот кое-как его понял, и говорит: “Да вы знаете, меня вот тут ограбили”. Тот говорит: “Безобразие, надо звонить в полицию. Что вы сидите?” Искусствовед: ”Да я не знаю как звонить”. Чернокожий говорит: “Ну я вам покажу”. Вышли они с вокзала, чернокожий ему: “Стоп, деньги!” Тот говорит: “Но меня уже ограбили! У меня уже нет денег!!!” Чернокожий: “Тогда часы!” Русский искусствовед снял последнее, что у него оставалось — часы. Чернокожий забрал у него часы, тоже хотел его пнуть ногой в зад, но тот сказал: “Я вашей дороги не найду на автобус назад”. Чернокожий сказал: “Я тебя провожу.” — Потому что американцы, даже бандиты, действительно очень даже доброжелательные, по существу. И он сказал: “Я сейчас тебя провожу.”

Этот ограбивший его чернокожий, уже после второго ограбления, ведет нашего искусствоведа. И тут налетает шайка каких-то малолетних преступников. Избивают искусствоведа, избивают этого чернокожего и отбирают у него часы, которые он только что украл у нашего искусствоведа. И после этого они остаются с кровоподтеками. Все это происходит в течении часа; специально для Нью-Йорка, надо сказать. И этот чернокожий, который тоже только что ограбил искусствоведа, говорит: “Эта проклятая страна, здесь невозможно выйти на улицу! Ну что такое — часы последние сняли!!!”

И ЕЩЕ:

Читаем рассказ Довлатова «Ариэль». Видео

-- Делимся прочитанным --